Объект раздражения: какими поступками Меган вызывала недовольство принца Филиппа

Королевский эксперт считает, что у герцога Эдинбургского есть весомые личные причины не любить Сассекскую.

Принц Филипп в Сент-Джеймсском дворце, 4 мая 2017; герцогиня Сассекская у Королевского национального театра, 30 января 2019

В этом месяце свет увидит новая книга королевского биографа Ингрид Сьюард «Разоблачение Принца Филиппа», в опубликованных отрывках и комментариях эксперт небезосновательно предполагает, что принц Филипп сразу не взлюбил герцогиню Сассекскую.

Все свои 70 лет в статусе принца Филипп провел в тени королевы Елизаветы II, поддерживая свою супругу. Он отказался от успешной военно-морской карьеры ради британской монархии. «Я думаю, он был очень, очень разочарован. Ведь он оставил блестящую карьеру ради поддержки монархии, и теперь задавался вопросом: „Почему Меган не может сделать тоже самое?“» — размышляла Ингрид в разговоре с ITV.

По словам Сьюард, когда ты становишься членом монаршей семьи, ты автоматически подчиняешь свое эго титулу. Ради служения Ее Высочеству Королеве приходится забыть о личном бренде. Что и сделал принц Филипп. И чего не сделали Сассекские, на какое-то время став самыми обсуждаемыми членами БКС и затмив всех остальных.

Королева Елизавета II и принц Филипп в Букингемском дворце, 23 мая 2017

«Они [Гарри и Меган] были главной достопримечтальностью. Согласно статистике из прессы, поисковые запросы, связанные с Сассекскими с ноября 2017 года по январь 2020 года составили 83% от всех остальных членов БКС» — пишут в своей книге «Гарри и Меган: Обретение свободы» другие королевские эксперты Омид Скоби и Кэролайн Дюран. По их словам, такая популярность пары вызывала серьезную обеспокоенность у старших Винздоров.  

После «мегзита» Сассекские продолжили строить личный бренд с удвоенной силой: контракт с Netflix (и, по слухам, там прописаны съемки пары в реалити-шоу), публичные выступления за приличные гонорары (читайте также: Королевские запросы: сколько Гарри и Меган хотят получать за каждое свое появление), явные политические амбиции и призыв американцев голосовать на президентских выборах.

И здесь мы возвращаемся к Филиппу. Почти 70 лет он понимал, что его работа — поддерживать королеву. Потому что в иерархии британской (и любой другой) монархии по сути есть только два уровня: королева и все остальные, хоть и с разной степенью старшинства.

И тот факт, что Меган никогда не признавала это устройство, очень разочаровывает, если не сказать откровенно раздражает герцога Эдинбургского. «Принц не понимает, почему она не может просто молча поддерживать Гарри», — объяснила Ингрид Сьюард.

Герцог и герцогиня Кембриджские, герцог и герцогиня Сассекские и принц Филипп у Церкви Святой Марии Магдалины, 25 декабря 2017

Интересно, что принц Чарльз, в отличие от своего отца, всегда был больше расположен к невестке. Это подтвердила и эксперт по языку тела Джуди Джеймс: «Более активный и уверенный подход Меган, кажется, создал моменты, которые говорят о близости между ней и Чарльзом. Их зрительный контакт во время разговоров наводит на мысль, что Чарльз гораздо ближе к ней, чем к Кейт», — констатирует она. 

Джеймс полагает, что дело может быть в общности интересов принца Уэльского и герцогини Сассеской: оба отличаются «одухотворенным мышлением» и занимаются «продвижением собственных кампаний» (читайте также: Любимая невестка: почему Меган всегда была ближе принцу Чарльзу, чем Кейт). 

Фото: Getty Images