Трагедия Эдуарда: чего опасался бывший король после женитьбы на Уоллис Симпсон

В прессе появилось неопубликованное ранее письмо герцога Виндзорского.

В прессе появились отрывки письма, написанного герцогом Виндзорским более восьмидесяти лет назад. Послание проливает свет на некоторые подробности скандала, связанного с женитьбой бывшего короля на дважды разведенной американке Уоллис Симпсон и его отречением от престола в 1936-м (читайте также: Неизвестная Уоллис Симпсон: какой на самом деле была женщина, «укравшая» короля).

Опубликованное в Daily Mail письмо бывший король Эдуард VIII адресовал своему другу, лорду Бивербруку в марте 1939-го. В этот период Виндзорский уже отказался от британского трона и вместе с супругой переехал во Францию.

Герцог и герцогиня Виндзорские со своими собаками, 1 сентября 1941

В послании Виндзорский упоминает предстоящую поездку в Великобританию вместе с Уоллис и высказывает опасения, что его супруга может конфликтовать с Марией Текской и королевой-матерью. По словам герцога, придворные предупредили его, что если это случится, его брата, короля Георга VI попросту не примут в США и Канаде, которые он как раз собирался посетить. Букингемский дворец посоветовал герцогу отложить визит в Великобританию ради блага монарха. Виндзорский согласился, но предупредил, что это «в последний раз».

«Отношение моей матери и невестки к Уоллис может спровоцировать конфликты в Англии и враждебную критику в их [королевской семьи] адрес в Америке. Поэтому я хочу отложить наш визит в Великобританию до завершения официальной поездки короля и королевы в Канаду и Соединенные Штаты», — пишет герцог.

Король Эдуард VIII и его брат герцог Йоркский (будущий король Георг VI) в Шотландии, 1 января 1936

В письме Виндзорский также развенчивает миф о том, что он был против воли «сослан» во Францию. Эдуард подчеркивает, что сам хотел уехать за границу, чтобы «оставить для брата чистое поле деятельности».

«Не существует закона, который препятствовал бы моему возвращению в мою страну. Но я остался в стороне [во Франции] из уважения к брату, чтобы оставить поле чистым, чтобы он мог занять трон и преуспеть».

Герцог добавляет, что считает «оскорблением» тот факт, что Уоллис отказали в титуле Ее Королевского Высочества: «Удержание титула является оскорблением, и я, как муж и член королевской семьи, был очень возмущен». Однако Виндзорский тут же подчеркивает, что у них с супругой слишком много других важных дел, чтобы зацикливаться на этой проблеме.

Герцог и герцогиня Виндзорские в Нью-Йорке, 31 января 1958

Помимо прочего, герцог отмечает, что письмо носит крайне личный характер: «Я знаю, что мне не нужно лишний раз подчеркивать конфиденциальность этого письма. Я вижу в вас [в лорде Бивербруке] одного из своих самых верных сторонников, и очень хочу, чтобы вы знали правду».

Впрочем, все тайное рано или поздно становится явным, и сегодня письмо попало в руки британским аукционистам, которые собираются пустить его с молотка со стартовой ценой в ​​10 000 фунтов стерлингов (читайте также: Любовь или расчет: история самого драматичного письма Уоллис Симпсон).

Фото: Getty Images