Изображая жертву: почему Меган так и не смогла стать второй Дианой

Выход новой книги, повествующей о «тяжелой» жизни Сассекских, показал: супруга принца Гарри понимает в человеческой психологии намного меньше, чем его мама, которую никогда нельзя было упрекнуть в неискренности.

Тем, кто хорошо знаком с биографией принцессы Уэльской, обстоятельства выхода книги «В поисках свободы», описывающей события из жизни Сассекских и косвенно передающей их мнение об августейшей родне, ситуация может показаться знакомой. Гарри и Меган сделали вид, что не имеют никакого отношения к выходу своей неофициальной биографии. Точно также сделала принцесса Диана, когда в 1992 году была опубликована книга «Диана: ее правдивая история», содержащая небывалое количество инсайдерской информации.

Увы, на этом сходство заканчивается. Выход биографии матери принца Гарри имел эффект разорвавшейся бомбы: читатели встретились с небывало откровенной книгой о будущей королеве и узнали, что она думает о королевской семье и выпавших на ее долю страданиях. Публике представился шанс увидеть оборотную сторону красивой жизни нежной принцессы. Это было беспрецедентное событие, и многих подробности жизни Ди повергли в шок. Через несколько лет, уже после смерти принцессы, обнаружились записи, которые она адресовала автору своей биографии Эндрю Мортону, что подтвердило догадки экспертов: Диана была главным источником информации, работавшим вместе с биографом.

Принцесса Уэльская посещает организацию, помогающую бездомным, сентябрь 1992

Тем не менее, принцессу Уэльскую не стали упрекать в неблагодарности или злонамеренности — публика лишь еще больше полюбила свою «королеву сердец». Со страниц своей неофициальной биографии она поведала миру о том, как будучи невинной 19-летней девушкой совершила ошибку, доверившись собственным иллюзиям, в то время как ее избранник был влюблен в другую женщину. Тем не менее, к своей роли Диана отнеслась серьезно: она произвела на свет двоих наследников и всерьез увлеклась благотворительностью, пытаясь найти применение своей нерастраченной любви. В королевскую семью она привнесла человечность, очарование и современные веяния, вновь влюбив в монархию тех, кто и думать забыл об этой древней институции.

Если Виндзоры и хотели изгнать Диану из своего круга после 12 лет верной службы короне, она имела достаточно общественного веса, чтобы ответить за все перенесенные обиды. Чарльз и Диана расстались в 1992 году, и хотя речи о разводе пока не шло, родня наследника вовсю демонстрировала свое пренебрежение по отношению к женщине (читайте также: Как Королева-мать дала принцессе Диане понять, что она больше не часть семьи). Биография принцессы, приоткрывающая многочисленные придворные тайны, была маленькой местью, которая не нанесла урона имиджу Дианы.

Почти 20 лет спустя младший сын принцессы также покинул ряды действующих членов БКС. Как и Диана, Гарри старался вызвать в публике сочувствие. Судя по всему, выход книги о Сассекских также должен был смягчить общественность и обеспечить Гарри и Меган народную популярность, но этот план провалился. Публика слишком хорошо помнила, с каким воодушевлением Виндзоры приняли мисс Маркл: ради нее Елизавета сделала множество исключений из строгих придворных правил, а наследник короны даже повел актрису к алтарю в день венчания. Когда-то Эдуард VIII не мог и помышлять о женитьбе на разведенной американке, Меган же Ее Величество пожаловала королевские покои и государственные средства на их реставрацию, право пользоваться ее драгоценностями, первоклассный дворцовый персонал и право сопровождать ее во время визита в одно из английских графств всего через несколько недель после свадьбы.

Принцесса Диана в центре Whitemoor, 28 апреля 1992
Герцогиня Меган во время визита в Сассекс, 3 октября 2018

Когда Гарри и Меган покинули отремонтированный на деньги британских налогоплательщиков Фрогморский коттедж и, не предупредив никого, сбежали в Канаду, большинству наблюдавших за этими странными событиями супруги показались как минимум неблагодарными (читайте также: Дорогая герцогиня: сколько британцы потратили на Меган за два года). После этого Сассекские непрестанно объявляли себя жертвами и жаловались на тяготы королевской жизни, лишь усугубляя раздражение публики.

Чаще всего герцогиня Сассекская намекала на то, что при дворе она не имела возможности говорить и делать то, что хочет — об этом она заикнулась и во время своего последнего видеообращения, сделанного уже из особняка в Санта-Барбаре. Впрочем, каждый, кто интересуется жизнью королевских особ, прекрасно понимает, что это своеобразная часть «сделки»: члены королевской семьи существуют за государственный счет, а взамен выполняют вполне предсказуемые государственные обязанности и по возможности держат нейтралитет.

Сравнивая ситуацию Дианы и Меган, сложно понять, в чем же была драма герцогини: полтора десятка лет принцесса Уэльская страдала от нелюбви и измен со стороны мужа, в то время как избранница принца Гарри не продержалась в БКС и двух лет, и самым неприятным моментом в ее отношениях с Виндзорами был случай, когда королева не позволила ей надеть одну из своих тиар в день свадьбы, руководствуясь политическими соображениями (читайте также: Невеста с претензиями: за что Меган обиделась на Королеву перед свадьбой).

Герцог и герцогиня Сассекские в Дублине, 10 июля 2018

При этом себя Гарри и Меган пытаются выставить самыми безупречными людьми на планете — благонамеренными, доброжелательными и чистыми. Чего стоит одно только описание того, как в самом начале романа с принцем Гарри Меган пыталась сблизиться с Кейт, на что та якобы отвечала английской холодностью, чему посвящено несколько страниц труда «В поисках свободы» (читайте также: Совсем не подруги: как Кейт показала свое истинное отношение к Меган).

В аналогичной ситуации Диана позаботилась о том, чтобы в ее биографии было достаточно ее собственных недостатков — неуверенности в себе, уязвимости, чрезмерной жажды любви. Показывая свою приземленную сторону, принцесса снискала безусловное расположение публики. «Я помню, что была толстой, приземистой и неумной леди без макияжа, — говорила Диана о своей первой встрече с принцем Чарльзом в возрасте 16 лет. — Но я была очень шумной, и ему это понравилось». В той же биографии подтвердились слухи о булимии леди Ди, которая началась через две недели с момента помолвки. Женщина с готовностью рассказывала о том, как сложно ей было уживаться с реальностью, осознавая, что она не вписывается в образ идеальной принцессы.

Леди Диана Спенсер до свадьбы с принцем Уиэльским, ноябрь 1980
Принцесса Уэльская на Майорке, 13 августа 1988

В книге «В поисках свободы» Меган, напротив, предстает выхолощенным идеалом: ее описывают как «девушку, которая предпочитает выпить смузи после йоги». Она утверждает, что мало что знала о принце до знакомства с ним и даже думала отменить их свидание, когда начала изучать публикации о Гарри. Образ актрисы выдержан в этом ключе намеренно: авторы старались показать, что если такая прекрасная девушка как Меган не смогла приспособиться к Виндзорам, никто не смог бы. Но, как мы знаем, на практике дела обстоят иначе: свое место в БКС удалось найти избранницам принца Эдварда и принца Уильяма и даже второй жене принца Чарльза, чью репутацию нельзя назвать безупречной. Герцогиня Сассекская явно неискренна в своих попытках описать происходившее между ней и Виндзорами, и аудитория это чувствует, интерпретируя главы книги «В поисках свободы» не в пользу герцогини.

Более всего королевских обозревателей удивляет, как мало принц Гарри понял из опыта его матери. Диана прекрасно понимала механизм работы СМИ и умело манипулировала репортерами, завоевывая все большую любовь публики и загоняя своего мужа в угол (читайте также: Совсем не жертва прессы: как Диана использовала журналистов в своих целях). Мало кто верил в ее слова о непричастности к подготовке ее скандальной биографии, но то, что книга содержала, было намного важнее — в описанных унижениях было так много человечности, что не принять и не полюбить «народную принцессу» было почти невозможно. Сассекские же продвигают в своей неофициальной биографии две плохо сочетающиеся между собой идеи, с одной стороны доказывая, что они идеальны, а их окружение — нет, а с другой, недоумевая, почему их не хотят оставить в покое.

Беременная герцогиня Меган навещает сообщество канадцев в Лондоне, 11 марта 2019
Принцесса Диана разговаривает со своим мужем, занятым игрой в поло, 7 июня 1984

Лицемерие — вещь, на которую читатели реагируют особенно остро. Принцессу Диану нельзя назвать святой, она нередко пыталась манипулировать окружающими, но публика никогда не могла бы упрекнуть эту уязвимую и неуверенную в себе женщину, мечтающую о любви, в лицемерии. Именно это и отличает мать принца Гарри от его жены и мешает последней завоевать то же безусловное расположение, которым мир одарил Диану.

Оригинал статьи New York Post

Фото: Getty Images