Почему статус и положение детей Беатрис и Евгении будут отличаться

Особенности придворной иерархии довольно затейливы и зачастую не отражают реальные внутрисемейные отношения.

Принцессы Беатрис и Евгения в Аскоте, 19 июня 2018

Не секрет, что принцессы Беатрис и Евгения очень близки. У сестер совсем небольшая разница в возрасте, к тому же, в их семье всегда царила теплая доверительная атмосфера, способствующая тесному контакту. Совсем недавно в семейном положении обеих принцесс произошли приятные изменения: летом Беатрис вышла замуж, несколькими месяцами позже Евгения подтвердила слухи о своей беременности. В связи с этим поклонники БКС начали гадать, будут ли будущие дети сестер пользоваться одинаковыми привилегиями.

Увы, находиться в равном положении детям Беатрис и Евгении не удастся хотя бы потому, что сестры занимают разные строчки в очереди на престол: Беа — девятая в списке, а ее младшая сестра — десятая. В свою очередь дети принцесс увеличат разрыв между ними: согласно традиции, дочери и сыновья занимают следующие позиции сразу после своих родителей.

Евгения и Беатрис во время чайной вечеринки в Букингемском саду, 29 мая 2019

На данный момент принцесса Евгения занимает десятое место в очереди на британский престол, а ее первенец станет одиннадцатым в очереди. Стоит заметить, что очередность распределения детей членов королевской семьи в списке престолонаследия отныне не будет зависеть от их пола, так как Ее Величество уравняла девочек в правах с мальчиками (читайте также: Какая старинная традиция закончилась на младшей внучке Королевы).

Также можно вспомнить, что номинально принцесса Беатрис может считаться мачехой трехлетнего сына своего мужа Эдоардо Мапелли-Моцци Кристофера, известного под прозвищем Вулфи. Несмотря на теплое отношение принцессы к малышу, к королевской семье отношения он не имеет. А вот общие дети Беатрис и Эдоардо будут полноправными участниками линии престолонаследия. Их первенец станет десятым в очереди на трон, что продвинет принцессу Евгению и ее ребенка на одну позицию ниже.

Принцессы вместе с мамой, Сарой Фергюсон, в Хитроу, 28 мая 1992
Беатрис и Евгения на конном шоу в Виндзоре, 15 мая 1992

Недавно сообщалось, что Евгения не хотела бы, чтобы ее малыш рос с королевским титулом (читайте также: Почему принцесса Евгения не хочет, чтобы у ее ребенка был королевский титул). Впрочем, традиция и не предполагает особого статуса для правнуков королевы — в законе говорится лишь о титулах «Их Королевских Высочеств» для детей и внуков суверена. Тем не менее, монарх вправе распоряжаться придворными титулами по собственному усмотрению.

Будущие дети Беатрис также могут не получить никаких титулов несмотря на большую приближенность к престолу, однако в силу аристократического происхождения ее мужа Эдоардо Мапелли-Моцци они могут претендовать на благородный статус со ссылкой на итальянскую иерархию (читайте также: По праву рождения: как звучит титул мужа Беатрис (и может ли он им пользоваться)).

Принцессы — дочери принца Эндрю, герцога Йоркского. Предполагается, что его пэрство будет возвращено короне после смерти своего обладателя, так как герцогские титулы традиционно передаются лишь по мужской линии. Закон не предусматривает передачи пэрства от отца к дочери, так что будущим наследникам Беатрис и Евгении вряд ли стоит рассчитывать на причастность к дому Йоркских (читайте также: Почему принцесса Беатрис может лишиться своего титула (и при чем здесь принц Луи)).

Фото: Getty Images